Нефть, медицину и образование – народу!

 
 
Газета "Правда". Ленинская методология широкого Народного фронта
20.09.2020 00:00

Газета "Правда". Ленинская методология широкого Народного фронта

Пришла пора вновь различать оппозиционные силы и революционные. Оппозиционность в политике — это обычно сопротивление господствующему курсу внутри какой-то системы (парламента, партии, общественной организации и т.п.). Революционность — это антагонистическое противостояние общественно-политическому строю. Понятно, что между оппозиционностью и революционностью Великой китайской стены нет. Когда коммунисты входят в буржуазный парламент, то внутри него они выступают в качестве оппозиции. Но, выполняя функцию парламентской оппозиции, они не перестают бороться за ликвидацию буржуазных правительства, парламента, государства, то есть капиталистического строя в целом. Если, конечно, депутаты-коммунисты не отрекаются от революционного марксизма-ленинизма. В.И. Ленин всегда был революционером — и до победы Великой Октябрьской социалистической революции, и после неё. Революционерами были и его учителя К. Маркс и Ф. Энгельс, и его верные ученики, в том числе И.В. Сталин — даже тогда, когда возглавлял правившую большевистскую партию и государственную Советскую власть.

Виктор ТРУШКОВ.
2020-09-18 11:22

 

На почве революционного марксизма

Ленин требовал от Коммунистической (большевистской) партии оставаться революционной даже тогда, когда ей приходилось идти на компромиссы с буржуазией. Об этом нам, коммунистам-ленинцам, необходимо повседневно помнить и, конечно же, постоянно учиться ленинской революционности, особенно тогда, когда мы заинтересованы в расширении круга своих союзников и попутчиков. Надо заметить, что, призывая к широкому Народному фронту, VII конгресс Коммунистического Интернационала (1935 год) ни в чём не отказывался от ленинской революционности.

Выступая с докладом на том историческом конгрессе, генеральный секретарь Исполкома Коминтерна (ИККИ) Георгий Димитров отмечал: «Некоторые говорят, что борьба за демократические права может отвлечь рабочих от борьбы за пролетарскую диктатуру. Небесполезно будет напомнить, что говорил по этому поводу Ленин:

«Было бы коренной ошибкой думать, что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить её и т.п. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию».

Таким образом, взяв ориентир на широкий Народный фронт, Коммунистический Интернационал 85 лет назад твёрдо следовал ленинской революционной методологии политических союзов. Поскольку КПРФ ставит задачу формирования в современном российском обществе широкого Народного фронта, то она не может не изучать основные принципы ленинской методологии таких объединений.

Впервые тему консолидации сил против политической и экономической реакции В.И. Ленин поднял в своей первой широко известной работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», написанной в 1894 году. В ней он писал:

«Рабочим необходимо со всей подробностью показать, какую страшную реакционную силу представляют из себя эти (крепостнические. — В.Т.) учреждения, как усиливают они гнёт капитала над трудом, как унижающе давят на трудящихся… Рабочие должны знать, что без ниспровержения этих столпов реакции им не будет никакой возможности вести успешную борьбу с буржуазией, так как при существовании их русскому сельскому пролетариату, поддержка которого — необходимое условие для победы рабочего класса, никогда не выйти из положения забитого, загнанного люда, способного только на тупое отчаяние, а не на разумный и стойкий протест и борьбу. И потому борьба рядом с радикальной демократией против абсолютизма и реакционных сословий и учреждений — прямая обязанность рабочего класса, которую и должны внушать ему социал-демократы, не опуская ни на минуту в то же время внушать ему, что борьба против всех этих учреждений необходима лишь как средство для облегчения борьбы против буржуазии».

Развивая этот методологический подход, Владимир Ильич в работе «Задачи русских социал-демократов» (1897 год) обращал внимание на то, что активность рабочих делает пролетариат привлекательным для разных политических структур, стремящихся использовать его боевые качества в своих интересах. Он указывал на корыстный и спекулятивный характер внимания буржуазных партий и организаций к рабочему люду. Жизнь показала, что такое спекулятивное отношение к рабочему классу сохраняется и в XXI столетии. Последний тому пример — стремление белорусских буржуазных сил использовать рабочих для ликвидации сохранившихся в республике многочисленных проявлений социалистической экономики.

Ленин подробно объяснял принципиальную позицию марксистов:

«Указывая на солидарность с рабочими тех или других оппозиционных групп, социал-демократы всегда будут выделять рабочих, всегда будут разъяснять временный и условный характер этой солидарности, всегда будут подчёркивать классовую обособленность пролетариата, который завтра может оказаться против своих сегодняшних союзников. Нам скажут: «такое указание ослабит всех борцов за политическую свободу в настоящее время». Такое указание усилит всех борцов за политическую свободу, — ответим мы. Сильны только те борцы, которые опираются на сознанные реальные интересы известных классов, и всякое затушёвывание этих классовых интересов, играющих уже доминирующую роль в современном обществе, только ослабит борцов. Это во-1-х.

А во-2-х, в борьбе против абсолютизма рабочий класс должен выделить себя, ибо только он является до конца последовательным и безусловным врагом абсолютизма, только между ним и абсолютизмом невозможны компромиссы, только в рабочем классе демократизм может найти сторонника без оговорок, без нерешительности, без оглядки назад. Во всех других классах, группах, слоях населения вражда к абсолютизму не безусловна, демократизм их всегда оглядывается назад».

Перечисленные положения имеют мощный методологический заряд. Ленин рассматривает объединение как способ сплочения в борьбе солидарных, социально близких классов. Поэтому он указывает на необходимость союзнических отношений, во-первых, между городским и сельским пролетариатом, во-вторых, между рабочим классом и всеми эксплуатируемыми трудящимися, в частности — крестьянством.

Необходимость классового подхода к решению вопросов выбора союзников и попутчиков — такова доминирующая позиция В.И. Ленина. И в этом вопросе он выступает как убеждённый последователь родоначальников научного коммунизма. Ещё Ф. Энгельс в своей первой экономической работе «Наброски к критике политической экономии» обращал внимание на зависимость мелких землевладельцев от крупных, иначе говоря, отметил расслоение деревни под влиянием капиталистической конкуренции.

Ленин в своём анализе сделал большой шаг вперёд: он стал рассматривать крестьянина-труженика стратегическим союзником рабочего в его борьбе с эксплуатацией человека человеком. Это означало, что при формировании классовых политических союзов сельский труженик в перспективе станет самым надёжным союзником рабочего класса. В работе «К деревенской бедноте» он писал в 1903 году:

«Во всяком случае, будет ли так или иначе, наше первое, наше главное и непременное дело: укрепить союз деревенских пролетариев и полупролетариев с городскими пролетариями. Для этого союза нам нужна сейчас и немедленно полная политическая свобода народу, полная равноправность крестьянина и уничтожение крепостной кабалы. А когда этот союз создастся и укрепится, — тогда мы легко разоблачим всякие обманы, которыми завлекает буржуазия среднего крестьянина, тогда мы легко и скоро сделаем против всей буржуазии, против всех сил правительства, и второй, и третий, и последний шаг, тогда мы неуклонно пойдём к победе и быстро завоюем полное освобождение всего рабочего народа».

Что касается отношений между политическими организациями, то они, по утверждению Ленина, прямо и непосредственно должны определяться классовыми интересами городских и сельских рабочих. Исходя из этого посыла, он и указывал, что «борьба рядом с радикальной демократией против абсолютизма и реакционных сословий и учреждений — прямая обязанность рабочего класса, которую и должны внушать ему социал-демократы». Но тут же подчёркивал, что эта борьба для рабочего класса — только первый этап, а победа в ней является лишь условием эффективной борьбы против капитала.

И далее следует ещё одно важное методологическое указание: сотрудничество ни в коем случае не должно вести к размыванию и ослаблению социал-демократической партии, к утрате ею полной самостоятельности и революционных принципов. Отсюда вытекает, что вопрос о союзничестве марксистской партии может рассматриваться только с теми организациями, у которых выработана «прочная программа демократических требований». Но и здесь нет никакого автоматизма, о чём свидетельствует ленинская формулировка принципа сотрудничества (широкого Народного фронта):

«Создание подобной демократической партии социал-демократы считают, конечно, полезным шагом вперёд, и их работа, направленная против народничества, должна содействовать этому, содействовать искоренению всяких предрассудков и мифов, группировке социалистов под знамя марксизма и образованию остальными группами демократической партии.

И с этой партией, конечно, не могло бы быть «объединения» у социал-демократов, считающих необходимой самостоятельную организацию рабочих в особую рабочую партию, — но рабочие оказали бы самую энергическую поддержку всякой борьбе демократов против реакционных учреждений».

В завершение анализа сотрудничества партии революционного марксизма с другими противниками самодержавия В.И. Ленин чётко определяет приоритет такого сотрудничества: «Рабочее движение… может быть сильно лишь на почве полного и всестороннего проведения интересов рабочего класса, на почве экономической борьбы с капиталом, нераздельно сливающейся с по­литической борьбой против слуг капитала».

 

Идейные основы широкого фронта нового типа

Тема союзников и попутчиков марксистской партии в творчестве В.И. Ленина получает дальнейшее развитие в период подготовки исторического II съезда РСДРП, заложившего принципиальные основы большевизма. Усилиями В.И. Ленина и его соратников были возвращены в политическую действительность международного социал-демократического и рабочего движения принципы революционного марксизма, от которых вожди II Интернационала начали отходить, всё более страдая указанным ещё К. Марксом недугом «парламентского кретинизма» и впадая в социал-соглашательство с правящей буржуазией (с началом Первой мировой войны оно переросло в социал-шовинизм, означавший защиту интересов капитала против пролетариата).

В 1902 году выходит в свет следующая широко известная ленинская работа — «Что делать?». В ней важнейшее место заняли, наряду с организационными, вопросы теоретических основ как деятельности возрождаемой Российской социал-демократической рабочей партии, так и её отношение к политическим союзам. Ленину пришлось прежде всего провести пограничную линию, пересечение которой непозволительно для марксистской партии. Дело в том, что после смерти Ф. Энгельса (1895 год) в крупнейшей и самой влиятельной партии II Интернационала — Германской социал-демократической партии — произошёл взрыв ревизионизма.

Он был одновременно закономерным и неожиданным. С одной стороны, немецкие эсдеки стремились преодолеть социал-демократическую многопартийность в своей стране с целью укрепления рабочего движения, но при этом (и в ряде случаев ради этого) всё более отступали от революционных традиций Маркса и Энгельса. Широко известна критика Карлом Марксом Готской программы (1875 год), а Фридрихом Энгельсом — проекта Эрфуртской программы (1891 год).

Неожиданность же состояла в том, что знамя ревизионизма — откровенного пересмотра классовой и формационной теорий марксизма — поднял Э. Бернштейн, который в течение всех 1880-х годов редактировал газету «Социал-Демократ», центральный орган партии немецкого рабочего класса. Он многие годы считался соратником великих мыслителей — родоначальников теории научного коммунизма, был одним из немногих людей, близких к Энгельсу, участвовавших в затоплении урны с его прахом, последнего завещания покойного.

И вот этот самый Бернштейн в 1899 году выступил с проповедью бессмысленности ставить какую-либо стратегическую цель рабочему движению, заменив её лозунгом «Движение — всё, а цель — ничто». Ревизионист тем самым фактически предлагал отказаться пролетариату от борьбы с капиталистическим строем, ограничившись борьбой за экономические крошки со стола буржуазии.

Бернштейнианство было быстро подхвачено российскими ревизионистами марксизма, так называемыми экономистами из числа «легальных марксистов». Они провозгласили, что рабочий класс должен ограничиться экономической борьбой, а политической призваны заниматься либералы. Немудрено, что особую неприязнь у «экономистов», издававших газету «Рабочее дело», вызывала революционная сущность марксизма.

В ответ на их претензии Ленин в 1902 году решительно возражал:

«К движению, ради его практического значения и практических успехов, примыкало немало людей, очень мало и даже вовсе не подготовленных теоретически. Можно судить поэтому, какое отсутствие такта проявляет «Раб. Дело», когда выдвигает с победоносным видом изречение Маркса: «каждый шаг действительного движения важнее дюжины программ». Повторять эти слова в эпоху теоретического разброда, это всё равно что кричать «таскать вам не перетаскать!» при виде похоронной процессии. Да и взяты эти слова Маркса из его письма о Готской программе, в котором он резко порицает допущенный эклектизм в формулировке принципов: если уже надо было соединяться — писал Маркс вожакам партии — то заключайте договоры, ради удовлетворения практических целей движения, но не допускайте торгашества принципами, не делайте теоретических «уступок». Вот какова была мысль Маркса, а у нас находятся люди, которые, во имя его, стараются ослабить значение теории!

Без революционной теории не может быть и революционного движения». (Выделено мной. — В.Т.).

Не менее важным является и напоминание Ленина из той же работы «Что делать?»:

«Энгельс признаёт не две формы великой борьбы социал-демократии (политическую и экономическую), — как это принято делать у нас, — а три, ставя наряду с ними и теоретическую борьбу».

Эта политическая полемика привела Владимира Ильича к двум важным выводам, сохраняющим своё методологическое и практически-политическое значение до наших дней. Во-первых, невозможно оспорить ленинское заключение, многократно потом повторявшееся в партийных документах и трудах его учеников: «Теперь же мы хотим лишь указать, что роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией».

Не менее важен и второй вывод: «В особенности обязанность вождей будет состоять в том, чтобы всё более и более просвещать себя по всем теоретическим вопросам, всё более и более освобождаться от влияния традиционных, принадлежащих старому миросозерцанию, фраз и всегда иметь в виду, что социализм, с тех пор как он стал наукой, требует, чтобы с ним и обращались как с наукой, т.е. чтобы его изучали. Приобретённое таким образом, всё более проясняющееся сознание необходимо распространять среди рабочих масс с всё большим усердием и всё крепче сплачивать органи­зацию партии и организацию профессиональных союзов...»

Эти важнейшие ленинские положения нашли закрепление в документах II съезда РСДРП и стали доминантами большевизма как движения, политики и теории. Одновременно у нас есть полное основание утверждать, что в работах В.И. Ленина, созданных на рубеже XIX и XX веков, заложены методологические основы не только партии нового типа, но и нового типа союза партии с другими организациями в политической борьбе — широкого Народного фронта.

 

Теория на поверке Первой русской революцией

Первая русская революция стала серьёзным экзаменом для двух тесно связанных ленинских концепций: партии нового типа и широкого Народного фронта нового типа. Для обеих концепций имело важное значение решение вопроса об условиях членства в РСДРП. Обычно связь между ленинским требованием к членам партии работать в одной из партийных организаций и становлением партии нового (ленинского) типа усматривают в жёсткой партийной дисциплине, без которой невозможна деятельность нелегальной партии. Это утверждение, конечно, справедливо. Много позже, в 1920 году, в знаменитой работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», адресованной прежде всего делегатам II конгресса Коммунистического Интернационала, Ленин писал:

«…безусловная централизация и строжайшая дисциплина пролетариата являются одним из основных условий для победы над буржуазией…

Только история большевизма за весь период его существования может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы пролетариата.

И прежде всего является вопрос: чем держится дисциплина революционной партии пролетариата? Чем она проверяется? Чем подкрепляется? Во-первых, сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием, героизмом. Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите, слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую голову пролетарской, но также и с непролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики, при условии, чтобы самые широкие массы собственным опытом убедились в этой правильности. Без этих условий дисциплина в революционной партии, действительно способной быть партией передового класса, имеющего свергнуть буржуазию и преобразовать всё общество, неосуществима».

И всё же связь между формулировкой первого параграфа Устава РСДРП и партией нового типа многограннее. Во-первых, ею обеспечивалось не только организационное, но и идейное единство российской социал-демократии. Во-вторых, она положение о пролетарском характере партии не ограничивала декларацией, а гарантировала на практике. Примечательно, что ленинская формулировка § 1 партийного Устава была принята на III и подтверждена на IV (объединительном) съездах РСДРП. Революция подтвердила её достоинство, что было признано в российской социал-демократии сторонниками как Ленина, так и Мартова.

Это означало утверждение не только большевистских принципов партии нового типа, но и ленинской концепции нового типа широкого фронта, которая базировалась на необходимости единства рабочего класса и пролетарской основы союзов РСДРП с другими организациями. Кроме классового подхода к формированию фактически широкого народного фронта в начале ХХ столетия, революция подтвердила ленинское требование объединения сил на уровне не деклараций, а практической деятельности, конкретных дел.

Нельзя не признать и того факта, что революция сама стала идейной основой образования единого фронта борьбы с самодержавием. Так, декабрьское вооружённое восстание 1905 года в Москве воочию показало, что идея преданности демократической революции становилась самым действенным фактором сплочения сил, взгляды которых по второстепенным, по сравнению с революцией, вопросам отличались. Пролетарскую Красную Пресню активно защищали и большевики, и меньшевики, и эсеры, и беспартийные, то есть люди, ещё не определившиеся в своих партийных симпатиях. А отряд боевых дружин, защищавших последний оплот восстания, спасал машинист паровоза эсер Алексей Ухтомский.

Первая русская революция породила и новые формы объединения сил своих вершителей. Именно в ходе её появились впервые в мировой истории Советы рабочих депутатов. Их деятельность обеспечивала организационное и идейное единство представителей разных политических оттенков, участвовавших в революции.

В.И. Ленин, отмечая, что Советы родились как органы восстания и зарождавшейся на его основе власти, одновременно указывал, что они были общественными органами классового единства. В статье «Социализм и анархия» (декабрь 1905 года) он отмечал, что в рабочий Совет входили «на началах временного, неоформленного боевого соглашения, представители Российской социал-демократической рабочей партии (партии пролетарского социализма), партии «социалистов-революционеров» (представители мелкобуржуазного социализма, или крайняя левая революционной буржуазной демократии), наконец, много рабочих «беспартийных». Эти последние являются, однако, не вообще беспартийными, а лишь беспартийными революционерами, ибо их сочувствие всецело лежит на стороне революции, за победу которой они борются с беззаветным энтузиазмом, энергией и самоотвержением…

По существу дела Совет рабочих депутатов является неоформленным, широким боевым союзом социалистов и революционных демократов, причём, конечно, «беспартийная революционность» прикрывает целый ряд переходных ступеней между теми и другими. Необходимость в таком союзе очевидна для ведения политических стачек и других, более активных форм борьбы за насущные, признанные и одобренные гигантским большинством населения, демократические требования».

Потом Владимир Ильич многократно возвращался к теоретической и политической характеристике Советов. Так, через полгода он обратился к этой теме в статье «Роспуск Думы и задачи пролетариата». В ней он указал на ещё одну важную грань Советов, которая позволяет их рассматривать в ряду форм широкого Народного фронта борьбы с капиталистическим строем:

«Опыт октября — декабря дал самые поучительные указания на этот счёт. Советы рабочих депутатов — органы массовой непосредственной борьбы. Они возникли как органы борьбы стачечной. Они стали очень быстро, под давлением необходимости, органами общереволюционной борьбы с правительством. Они превратились неудержимо, в силу развития событий и перехода от стачки к восстанию, — в органы восстания. Что именно такую роль играл в декабре целый ряд «советов» и «комитетов», это совершенно неоспоримый факт. И события самым наглядным и убедительным образом показали, что сила и значение таких органов в боевое время зависит всецело от силы и успеха восстания.

Не теория какая-нибудь, не призывы чьи бы то ни было, не тактика, кем-либо придуманная, не партийная доктрина, а сила вещей привела эти беспартийные, массовые органы к необходимости восстания и сделала их органами восстания».

В 1917 году Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, оставаясь массовой общественной организацией, включающей представителей партий, которые выражали интересы разных слоёв трудящихся, логикой событий превратились сначала прежде всего в органы революции и были столь же противоречивы, как сама буржуазно-демократическая революция февраля 1917 года, а затем, по мере её перерастания в социалистическую революцию пролетариата и полупролетариата, трансформировались в государственную власть.

Другим типом классовой организации Народного фронта борьбы за социализм, рождённой в России революцией 1905—1907 годов, были профессиональные союзы. Их роль как структуры, объединяющей рабочих вне зависимости от их партийной принадлежности и идейных и мировоззренческих позиций, была особенно велика в деле осознания пролетариатом своих классовых интересов, в формировании поддержки революционной борьбы, направленной на ликвидацию эксплуатации человека человеком.

В ходе подготовки к объединительному IV съезду РСДРП В.И. Ленин разработал «Тактическую платформу», представлявшую собой проекты резолюций предстоящего съезда. Одна из них была посвящена профессиональным союзам. В ней дана чёткая характеристика роли сформированных Первой русской революцией профсоюзов и столь же ясно определены их задачи как организаций, объединяющих рабочий класс в его противостоянии с эксплуататорами.

«Принимая во внимание:

1) что социал-демократия всегда признавала экономическую борьбу, как одну из составных частей классовой борьбы пролетариата;

2) что наиболее целесообразной организацией рабочего класса в целях экономической борьбы являются, как показывает опыт всех капиталистических стран, широкие профессиональные союзы;

3) что в настоящее время наблюдается широкое стремление рабочих масс в России сплачиваться в профессиональные союзы;

4) что экономическая борьба может привести к прочному улучшению положения рабочих масс и к укреплению их истинно классовой организации.

Мы признаём и предлагаем съезду признать:

1) что все организации партии должны способствовать образованию беспартийных профессиональных союзов и побуждать к вступлению в них всех представителей данной профессии, входящих в состав партии;

2) что партия должна всеми мерами стремиться к тому, чтобы воспитывать участвующих в профессиональных союзах рабочих в духе широкого понимания классовой борьбы и социалистических задач пролетариата, чтобы завоёвывать своей деятельностью фактически руководящую роль в таких союзах, и, наконец, чтобы эти союзы могли, при известных условиях, прямо примыкать к партии, отнюдь, однако, не исключая из своего состава непартийных членов».

Как бы ни менялись конкретные формы деятельности профсоюзов, их задача защиты классовых интересов трудящихся остаётся неизменной. В этом смысле их правомерно рассматривать как важный элемент планируемого широкого Народного фронта современной России. Их участие в нём безусловно целесообразно. Профсоюзы являются организацией работников наёмного, эксплуатируемого труда, хотя в абсолютном большинстве случаев крайне пассивны в защите интересов этих работников. Более того, им сплошь и рядом ближе интересы работодателей. Широкий Народный фронт будет неизбежно сдвигать их влево, в сторону реального противостояния классу эксплуататоров. В своём воздействии на профсоюзы Народный фронт поможет также становлению рабочих лидеров.

Ясно же, что формирование общественно-политических объединений всегда носит конкретно-исторический характер. И это — не предмет дискуссий. Но не является предметом дискуссий и значение разработанных В.И. Лениным методологических основ формирования и развития широкого Народного фронта. Первостепенное значение имеют указания Ленина на его классовые основы; на чёткое определение задач, которые ему предстоит решать на современном этапе; на ведущую роль Коммунистической партии; на последовательную опору на революционный марксизм-ленинизм; на строгий подход к выбору союзников и попутчиков.

 
www.izhevskinfo.ru